Вход на сайт

Купить книгу

Питер прощает

В Питере всё по-старому: дождь, ноябрь
И тишина, что уходит в меня дворами.
Кто-то сбывается. Прожитые - гноят,

Обнажённое на ретвиты

Не отыскав мужчин, от меня привитых,
Самое время прощать, уходить в приваты
Прошлого, обнажённого на ретвиты,
Медленно оживающего, едва ты
 

Вслед за короной

в соавторстве с Линой Сальниковой
http://www.stihi.ru/avtor/linkas
 

В-четвёртых

В-четвёртых [и ты переспросишь: "В-четвёртых?"], рождённые морем его не страшатся.
Напрасно тоскуют скалистые фьорды, лелея надежду последнего шанса –
Увидеть, как парус идёт горизонтом. Рождённые морем не ведают суши,
Навечно оставив её в эпизодах.

А в-третьих, теперь уже морю – присуще

Якоря

Правильно чувствовать одержимость, соизмеряя объект и стимул, было непросто, но я решилась выпустить осень в твоей гостиной: джинна – из фляги, цветок – из камня, взрослую женщину – из ребёнка.

Ответы на октябрь

В октябриной стае [до того, как снег хотел растаять, но терпел]
Наступило время лютоволка - время возвращений в Винтерфелл.
Впрочем, это присказка, девчонка. Или - если правильней - пролог.
Игры "обрекавший-обречённый" в битве не престолов, но полов
Сами по себе закономерны, помогая думать и взрослеть,

Философия рабства

Правило осени – мой наркотик, страсть и её же первопричина. Хочешь попробовать?

Птица вольная

Птица вольная, восемь крыл -
Бесконечная ненасыть.
Берегиня дождей и крыш,
За душой её не носить.
 
В рукаве её не держать
За готовую к волшебству.
Если песня её свежа,
Просто слушай и торжествуй.
 

Убить дракона

 … я начинаю питать к вам странную привязанность. Может, я еще и убью вас, но, пожалуй, не без грусти.

Баграмская колыбельная

Ты засыпаешь – пора возвращать Баграм,
Где под кирзой безвременье из песка.
Прожитый день отпустит тебя за грань,
Не забывая тщательно обыскать