Вход на сайт

Купить книгу

Каждая крайность

каждая крайность кидалась в соль
розовый ад оказался солон
ты набирала себе (п)ловцов
за вдохновением и за сорок

ты отдавала себя как долг
в долгую невидаль не давила
чтоб затянувшийся поводок
обезоруживал ледовито

казусы знаковы
на кого
компас укажет тому казаться

Институт несбывшихся детей

Лежать. Курить. Читать тебе в глаза
Какую-то родную хренотень.
Лукавить и заканчивать вокзал
Как институт несбывшихся детей.
Затягиваясь, получать диплом
[иные получают по лицу].
Неспешно перелистывать тепло
И знать, что скоро мимо понесут
Хранимый подстаканником стакан

Сам себе анархист

что ни джокер - паяц да висельник -
якоря по нему звенят.
нипочём из него не выселить
нарастающую меня,

подколодную и краплёную,
если сам себе анархист.
синька неба вконец заплёванно
нарывается на архив.

козырное моё излишество
бьёт в часах разводным ключом.

Курит свои одуванчики

Девочка ждёт апрель, говорит на польском,
Трахает школьниц и пишет себя в блокнот
Редкими письмами: "Только не беспокойся,
К завтраку я смогу накопить банкнот,
Чтобы приехать. Смотри, я рисую поезд,
Он иногда малиновый, чаще жёлт..."

Девочка жжот [ни секунды не беспокоясь

Сегодня флаеры не в рай

сегодня флаеры не в рай
карандашами хорошея
приходит женская февраль
по мальчикам копать траншеи

ломать синоним для винить
четыре возраста в колоде
под сердцем носится финифть
и колокол его колотит

начало часто сгоряча
назад зачёсана причина
смычок качает скрипача

Сплошная Сретенка

 
Зима одупляется без посредников,
Подтаявшим снегом блюёт восторженно.
Когда на душе сплошная Сретенка,

Инсайт

правда о нас неспроста двуглава,
взятая за инсайт.
кто-то стоял во главе угла, а
кто-то её писал,
эту главу,
сочинял и прятал
в кадр, на передний план.
 

Красная книга моих мужчин

Частная практика - мыкаться, размыкать
Окна. За ними прокурены и смиренны
Руки - в карманах, последствия - в дневниках.
"Happy new year" проспекту поют сирены -
Скорые совершенствуют свой вокал.
 

Бортовой журнал

белая ткань затем, чтоб её клевать
дулом карандаша,
чтоб до утра под нами плыла кровать,

Оранжевое неужели

полночи вырвется из роли
её свободу не распутать
поскольку сломанное строить
куда спокойнее лоскутно
 
назло подбрасывая пазлы
в оранжевое неужели
слова рождаются из спазмов
опасно близкими