Вход на сайт

Купить книгу

7я линия

I
за слоем слой тебя снимая
с бегущих детства поездов
ведётся линия седьмая
вдоль благовещенских крестов
на игры памяти к смоленке
достать минувшее со дна
когда разбитые коленки
друзья разбитого окна
 
однообразие ландшафта
ряды бетонных коробов 

Чтобы мордор и тлен

возвращается поздно вечером с танцев бальных
гопоте под аркой небрежно заткнув хлебальник

Берегли берега

берегли берега
было нечего больше беречь и
затихала река
подбирая шаги человечьи
 
словно это ключи 
от нетронутых ржавчиной скважин
потерялись в ночи
там где город размыт и не важен
 
где мосты вдугаря
то есть хмурят надбровные дуги
вопреки фонарям

Музыка

послушай
эта музыка из нас
мертвеет воздух

На дне колодца, ставшего двором

на дне колодца ставшего двором
ты архимед считающий ворон

Про любовь не умею

про любовь не умею
про нежность уже не могу
говорят что умнею
купаю иголку в стогу

С самим собою не ловча

с самим собою не ловча
живёшь вполне себе прикаян
и молишься по мелочам
и давишься черновиками
 
воспитываешь немоту
как будто трудного подростка
как будто делаешь манту
от бесполезного наброска
 
но мир он катится в печать
и кто отбелит наши флаги

Мы в часах песочных бежим с повинной

мы в часах песочных бежим с повинной
не на ус мотая на бигуди
за железной порослью тополиной
разгляди нас Господи рассуди
 
не решив не выбрав за что бороться
столько лет дичавшие на ловца
мы несём языческое сиротство
в хорошо подвешенных бубенцах

Господа мародёры

если точка отсчёта окажется болевой
шаровая молния скатится по кривой
и в распятой зигзагом тьме замироточит

Пощёчины

я могу себя обозначить чётче но
листопад с утра раздаёт пощёчины
словно карточные долги