Вход на сайт

Купить книгу

А пока мы ровесники

а пока мы ровесники и пока
осторожна прямая речь
у антоновских яблок горят бока
перед тем как на землю лечь
 
под осенним туманом дичает сад
в ржавых бочках цветёт вода
отмахнувшись от яблок пускай висят
едут дачники в города
 
им уже безразлично когда и как

Спб, до востребования

шли из детства и почти не опоздали
через город забинтованный мостами
так солдаты возвращаются из плена
глядя под ноги где небо сентябренно

Ленинградское осеннее

из заоконной уличной возни
она приходит около восьми
скрипит замок её ключом ужален 

Лестница

ты пьян ты ищешь осень
значит так
по лестнице ведущей на чердак
дорога в осень кажется длинней
ступай по ней
 
откроешь дверь за дверью будет сад
а может лес 
толпятся деревца
выходят на разведку валуны
и нет луны
 
и нет любви и ненависти нет

Заозёрная царевна

говори со мной язычница
заозёрная царевна
где минувшее разыщется
настоящее сгорело

Давай останемся мудаками

давай останемся мудаками
пока сентябрь из мураками
и эшелонами облака
а в них крылатые медсестрицы
бинтуют раненые страницы
не сохранившие языка 
 
о время смелости от портвейна
благословенно благоговейно
его словами не уличить
когда читаешь со старой крыши

По незапамятной Тарусе

по незапамятной Тарусе
гуляют дряхлые старухи
в последних поисках тепла

Кровь у августа густа

кровь у августа густа
и с брусничного куста
капли бережно снимая
осень - баба с кузовком - 
повздыхает ни о ком
желтоглазая
немая
 
у неё не расспросить
кто за Бога на Руси
или кто за человека
ходит павой по траве
нянчит эхо в подоле
чтобы песню не коверкать

Без двадцати

в созвездии двугорбого орла
ты выдумал родиться и сгодиться
пока играли в шашки догола 
герои дураки и проходимцы
 
и выплывший теченью вопреки
из волги-волги и москвы-реки
ты бреешь скулы старому арбату
стоят часы подняв воротники
чтоб докурить и двинуться обратно 
 

Выстрел в колокола

вроде бы пустяки
пальцы одной руки
звенья одной цепи