Вход на сайт

Купить книгу

Высота приходит

под тобой карнизы карнизы леса леса
размышляй пока какого приручишь пса
и куда отправишь угнанный бронепоезд
над тобой плывёт безбашенный жёлтый кран
рассекая синь выводится на экран
где ещё вчера читалась другая повесть
 

Сюжет для восхищения и тату

Как будто кто-то дёрнул: "Давай, рискни!" –

Который никогда

Пока ты счастлив, новости опасны.

В них люди рассыпаются на пазлы
Из белых птиц, подстреленных с земли,
И падают на бабушкины грядки.
А истина уходит без оглядки
От тех, кто устаёт её делить.

В них под асфальтом корчатся вагоны.
Ещё недавно живы, не знакомы,

Если это война

Если это война, ей девятый год.
У неё самокат, синяки и ссадины.
Будь мы вчетверо более проницательны -
И тогда бы не поняли ничего.
 

Штормовое

В далёком море кто-то и зачем-то
На младшем брате Ноева ковчега
Лишённей горизонта и пьяней

И какой-то Гамлет

Этот мир фатален и неподсуден,
Разделяясь на инь и пьянь.
Даже девочки для битья посуды
Ищут мальчиков для битья.
 
Потому что парность универсальней,
Чем любое из прочих зол.
Все слова, что когда-то уже связали,
Повторятся в другой сезон -
Оттого не менее увлечённо -
У поэтов и сволоты.

Только сняв экип становишься совершенней

Только сняв экип становишься совершенней.

Он проходит путь от охотника до мишени,
Истребитель, подбитый где-то в районе шеи,
Чтоб на левой лопатке попасть в самолётный рай.
И привет спасателям, ищущим чёрный ящик.
Там, где прошлое заново кажется настоящим,

Линии

бывает что-то чертишь и шепчешь линиям
которые словно не линии но мосты
которые всё яснее и неделимее
про красно-чёрно-зелёные флаги ливии
про  взорванные иракские блокпосты
про тех кто теперь без имени
идёт босым в созвездии гончих псов
на вечный зов из тысячи голосов

Самое

Идёшь строкой и знаешь, что он кровав,
Что осень его разбила и забрала
В холодные губы, в широкие рукава.
Поскольку осени нравится воровать,
Тревожить колокола.
 

Чтобы Губанов

Хочется скорости, чтобы догнать закат,
Чтобы голда выносила тебя за кадр,
А у богов, взирающих свысока,
Грешников в лоб целующих иногда,
Как-то кишка оказывалась тонка
Спорить на благодать.