Вход на сайт

Купить книгу

Стихи

Из забытых времён и архангельских смет

из забытых времён и архангельских смет
в предрассветную хмарь просыпается снег
и садится москве на колени
как седой кукушонок лишённый гнезда
через миг по нему закричат поезда
загрустят кружевные аллеи
 
я беру его в братья седого птенца
и владимир великий бледнеет с лица

Говоришь, говоришь, говоришь

говоришь говоришь говоришь
ах ну да ну конечно же пишешь
беспокойные птицы афиш
стали громче и выше
 
если с якоря небо снялось
то земле воздаётся по мере
через гибкость троллейбусных лоз
снегопад и похмелье
 
приглядишься а город не твой
четвергом обращается вторник

Вечная мерзлота

вечная мерзлота вековая стынь
ряженые ладони глухой туман
и с табуретной гибельной высоты
ты говоришь:
зима
 
тянется тянется лампочка с потолка
варится снежная каша из молотка
улица глубока
 
гнёзда соседских окон разорены
долго ли коротко сказываться немым

Неприкаянность долгих окраин

неприкаянность долгих окраин
умножение снежных зигот
мы как будто войну проиграли
на мотив I will dream like the God
 
но уверенно движемся к центру
прорывая троллейбусным лбом
кровяную закатную цедру
под заслушанный старый альбом
 
где на снимках безэховых камер

От Спаса на Крови до Яблочного Спаса

от спаса на крови до яблочного спаса
болтаться языком дворов-колоколов

По Карповке

по карповке по карповке пока
качаются трамвайные бока
у яндекса выигрывая в карты 

В данной системе координат

в данной системе координат
маятник золотник
осень до точки доведена
взята за воротник
 
я безударна но правил нет
этой почти зимой
если просрочен абонемент
двигайся по прямой
 
слушайся nightwish носи рюкзак
не выходи на свет
тихую припять в твоих глазах

В каждом дому по Камю

в каждом дому по камю 
тесный увесистый томик
словно пальто по коню
перешивает историк
 
правило лобных долей
вызубрив и забизонив
дождь сам себе водолей

Погоны

там где выход из-под контроля скорее вход
табуны осаждают трою который год
и купают в автоматных очередях
кобылицы стоеросовых жеребят
осторожно свободная касса горит табло
самый дерзкий заходит в ствол говорит алло
потому что предпочитает не замечать
как погоны рук летят по твоим плечам

Всё, что однажды имело смысл

всё что однажды имело смысл
дождь возвращаясь под утро смыл
снег перепрятал и белый бим
чёрного города нелюбим
 
сердце кащеево в кулаке
бренные косточки в кураге
сцена для чайника над плитой
больше ни слова ни запятой
 
меньше нечаянного родства
этого вечного воровства